Карэн Туманянц: «Я - за естественные процессы в экономике» (О налогах)

Сегодня мы обсудили с постоянным участником Проекта «Финик» Карэном Туманянцем текущее состояние российской экономики, тенденции и перспективы, а также попытались найти ответ на самый главный вопрос: что сейчас происходит и что нас ждёт? Текст нашей беседы я публикую ниже.

Карэн Туманянц уже не раз размещал на Проекте свои статьи, комментарии и отзывы, отражающие его позицию по важным вопросам экономики страны. Всё это Вы можете найти на нашем сайте.

Справка: Карэн Туманянц - Генеральный директор ЗАО «Финансовый брокер «Август», к.э.н., доцент Волгоградского государственного университета.

Часть 1: Карэн Туманянц: «Я - за естественные процессы в экономике» (О Роснефти)

Часть 2: Карэн Туманянц: «Я - за естественные процессы в экономике» (О санкциях)

- Алексей Захаров: Кстати говоря, о стимулах. На мой взгляд, их сейчас вообще нет. Хотел бы перейти к теме налогов. В числе последних инициатив предлагается дать регионам право вводить налог с продаж в размере «до 5%» на товары, приобретаемые в крупных торговых сетях. Все стали подсчитывать объем средств, которые они получат в результате введения налогов, особенно региональные бюджеты, где по большинству регионов наблюдается дефицит, например, до 200 миллиардов рублей в год получится собрать за счет такого налога, но со средней ставкой 3%. Однако никакого решения не принято. Кроме того, звучали инициативе по увеличению НДС и НДФЛ, правда, в среднесрочной перспективе. Это что, такие стимулы у нас?

- Карэн Туманянц:  Вопрос, конечно, риторический.

- А.З.: Почему такие инициативы звучат?

- К.Т.: Если коротко: потому что наблюдается напряженная ситуация с государственным бюджетом.

- А разве бюджет дефицитный?

- Если мы возьмем закон о федеральном бюджете на текущий год, то в нем дефицит присутствует. Если мы говорим фактическом исполнении бюджета, то он исполняется пока с профицитом. Но речь идет не о текущем состоянии бюджета. Ведь нововведения планируются на 2015-2019 годы. Что у нас получается: сельскохозяйственное производство увеличиваем, следовательно, поддержку увеличиваем? Да. На армию деньги выделяются? Да. Далее: майские указы Президента с необходимостью роста расходов, индексация пенсий. А экономика растет? Нет. Вот и ответ. И еще: если раньше можно было рассуждать о том, что давайте решим проблемы за счет дефицита бюджета: долг небольшой – 11-12% ВВП. Ведь по мировым меркам этот государственный долг, действительно, небольшой. Если мы даже в 2 раза его увеличим, то катастрофы не произойдет. Раньше можно было говорить о том, что бюджет можно сводить с дефицитом. Сейчас так уже говорить нельзя, потому что на внешнем рынке занять деньги России как суверенному заемщику вряд ли получится (в контексте сегодняшних политических событий): либо это будут маленькие суммы, либо будут большие проценты. На внутреннем рынке также нет избытка ликвидности. Если министерство финансов будет выходить на рынок с дополнительными заимствованиями для финансирования дефицита, то возникает вопрос: кто эти облигации будет покупать. У банков просроченная задолженность, притока депозитов нет. То есть сложно. Профинансировать, разве что ценой увеличения процентной ставки. Значит, будет расти стоимость кредита, что макроэкономически не очень хорошо. Да, еще про Крым забыли: никто в начале года не говорил, что 600 млрд. надо вложить в развитие Крыма. Расходы растут, доходы стагнируют, дефицит профинансировать будет невозможно.

- Но это вынужденные меры.

- Да.

- А мы разве не консервируем таким образом ситуацию?

- Консервируем. Мы можем обсуждать, какой налог повысить или ввести, но любое повышение любого налога, то есть повышение налогового бремени – это плохо для любой экономики, для экономики РФ, в частности. Но из двух зол надо выбирать меньшее. Я бы ратовал за сокращение расходов, причем до такого уровня, чтобы можно было бы снизить налоги, и соблюдалась сбалансированность бюджета. Экономке это показано: сокращать расходы, сокращать налоговое бремя.

- А если мы пойдем сейчас по пути уменьшения налогов, введения различных льгот, чтобы простимулировать экономику?

- Снижать налоги без сокращения расходов – это очень рискованно, потому что, во-первых, экономика имеет некую инерционность: расходы надо производить в 2015 году, а эффект от налоговых льгот проявится позже – в 2016-2017 годах. Второй момент: поведение государства в последние годы будет подталкивать предпринимателей к тому, чтобы задуматься и задать такой вопрос: а если государство не получит адекватного роста доходов, на который рассчитывает? Каковы будут действия государства в таких условиях? Тут скоро выборы ведь. Я к тому, что расчет на изменение инвестиционного и предпринимательского климата только фактом снижения налогов ошибочен. Доверия к экономической политике государства и, особенно в нынешних условиях, нет. Пример – ситуация с пенсионными накоплениями. Рассчитывать в этих условиях на эффект от снижения налогов я бы не стал. А вот снижение расходов – это да. Снижение налогов, адекватное снижению расходов, и риски того, что несбалансированность бюджета заставит государство отказаться от сниженных налогов будут уже меньше.

- Я приведу слова Д. Медведева о бюджете: «За основу будет взят так называемый базовый сценарий социально-экономического развития. Он предусматривает «общее ухудшение экономической ситуации и замедление темпов роста экономики в 2014 году, а затем постепенное ускорение до 2% в 2015-м и свыше 3% в 2017-м». Кто будет генерировать этот рост. Мне не понятно, а Вам?

- Аналогично.

- Я с Вами согласен в том, что нужно сокращать расходы. Но при этом чиновники Правительства не только не работают над тем, чтобы сокращать расходы. Они, наоборот, прогнозируют снижение доходов бюджета - более чем на 400 млрд. рублей. Отмечается, что внешнеэкономическая ситуация не оставляет возможностей для увеличения доходов. Вы можете как-то это прокомментировать? Почему власть не думает над тем, как снизить расходы, а считает, насколько снизятся расходы? Почему так происходит?

- Значительная часть расходов имеет социальный, электоральный эффект. Сегодня услышать от власти заявление о том, что «мы уменьшим поддержку сельского хозяйства или не будем индексировать пенсии, или уменьшим финансирование науки или чего-то еще», это значит согласиться с тем, что любой чиновник, который об этом скажет, уже завтра не будет работать на своей должности. Политик, который об этом скажет, просто потеряет шанс избраться на должность в следующем электоральном цикле. Поэтому все боятся это говорить. Вообще, значимость чиновника определяется объемом средств, который через него проходит. Как Вы себе представляете чиновника из Министерства здравоохранения, который будет говорить о том, что «у нас есть резервы снижения расходов на здравоохранение»? Который скажет, что «мы можем здесь какие-то позиции сократить, вот там еще позиции сократить». Это невозможно себе представить. Это означает, что такой чиновник сам рубит сук, на котором сидит. Поэтому никакой чиновник добровольно делать такие заявления не будет.

- Карэн, говоря о расходах, нужно отметить, что в бюджете на 2015-2017 гг. планируется снижение расходов по экономическим статьям (инфраструктура, дорожные проекты и т.д.). Начнут сокращаться с 2015 года и к 2017-му снизятся до 12,1% (сейчас они составляют 15,9%). В абсолютном выражении они упадут на 180 миллиардов рублей. А под социальные обязательства запланировано почти 60% всех расходов федерального и региональных бюджетов. Это услуги в сфере здравоохранения, образования, культуры и т.п. В том числе, только в федеральном бюджете заложено более 2,7 триллиона рублей на выплату пенсий и зарплат.

- Речь идет не столько о снижении расходов, сколько о перераспределении средств. Я вижу только единственный орган, который пытается снизить расходы – это Министерство финансов. Все ведомства планируют увеличение расходов. И единственное ведомство – Министерство финансов – вносит отрезвляющий момент, которое говорит, что «смотрите: вот у нас есть столько-то средств, с учетом займов, повышения налогов и т.д. Поэтому если вы хотите увеличить здесь и здесь, то где-то нужно сократить расходы». Самое неприятное, что перераспределение средств идет не по пути от менее эффективных статей к более эффективным, а наоборот. Выбирая между тем, чтобы дать деньги конкретному фермеру или свинокомплексу, или тем, чтобы вложить в инфраструктуру, строительство дороги, ЛЭП, ЖКХ, я бы голосовал за второй вариант. У нас же происходит всё наоборот. Те же самые военные расходы, которые являются непродуктивными, но их собираются повышать.

- То есть мы как бы консервируем ситуацию?

- Даже мы уже не консервируем ситуацию, а ухудшаем и усугубляем. Мне кажется, что если всё будет продолжаться в том же духе, как развивается всё сейчас, то ситуация в экономике будет только ухудшаться.

Часть 4: Карэн Туманянц: «Я - за естественные процессы в экономике» (О кредите, девальвации и ВВП)

Хотите впредь получать уведомления о новых материалах на сайте? Зарегистрируйтесь и станьте нашим подписчиком!

  • {$ article_rate $}

Комментарии ({$ comment_list.length $})

{$ comment.user $}

  • {$ comment_rate $}

Ваш комментарий

Где я?

Живой разговор! Интервью, дискуссии и беседы с интересными людьми, в том числе участниками Проекта «Финик»

Курс USD по данным ЦБ РФ

Курс EUR по данным ЦБ РФ



FTCoin

Теги