Прогноз - 2015

В начале нового года принято не только строить планы, но и задаваться вопросом и хотя бы приблизительно пытаться представить, что нас ждёт, какие экономические тенденции появятся, что произойдет, а что нет. Поэтому мы также обратились с предложением дать прогноз экономической ситуации на 2015 год к нашему постоянному автору и участнику Проекта «Финик» Карэну Туманянцу.

Справка: Карэн Туманянц - Генеральный директор ЗАО «Финансовый брокер «Август», к.э.н., доцент Волгоградского государственного университета.

- Алексей Захаров: Здравствуйте, Карэн!

- Карэн Туманянц: Здравствуйте, Алексей!

- А.З.: Сегодня мне хотелось бы с Вами поговорить о прогнозе на 2015 год. Я изначально пытался строить вопросы таким образом, чтобы цифр в нашей беседе было меньше, потому что сейчас сложно давать какие-то более или менее точные прогнозы. Хотел бы с Вами обозначить основные тенденции на сегодня…

- К.Т. Будем обсуждать качественные характеристики, но не количественные…

- Да, предлагаю начать с самого острого вопроса на сегодняшний день - с инфляции. Как, на Ваш взгляд: она ускорится, замедлится? Мне кажется, что пока инфляция из-за девальвации носит технический характер. Если, например, она ускорится, насколько вероятно ее перерастание в инфляцию издержек? Какой Вы видите ситуацию с 2015 году? И не будем забывать, что инфляция для разных слоев населения разная.

- Год для инфляции – это достаточно продолжительный период времени. Поэтому я думаю, в течение этого года мы увидим разную скорость роста цен. Первое полугодие будет гораздо более инфляционным, чем второе полугодие – в силу эффекта девальвации, который не сразу сказывается на ценах. Тут есть отложенные временные лаги. Поэтому нас ждет достаточно высокая инфляция. Недавно, в конце 2014 года, А. Кудрин озвучил свой прогноз по инфляции – это 12-15% по итогам следующего года. Я, может быть, покажусь бОльшим оптимистом, но мне представляется, что в целом по году инфляция будет в диапазоне 10-12%. Я не исключаю, что в первом полугодии (если мы берем в годовом выражении) мы увидим темпы порядка 14-15%, но произойдет достаточно существенное замедление темпов инфляции ко второму полугодию. Надеюсь, что инфляция по итогам года будет ниже 12%. Хотя это зависит даже не от текущей ситуации. Тут влияет и урожай, который мы получим в 2015 году, и то, что будет происходить с валютным курсом в этом году, и политика Правительства и ЦБ РФ. В целом, конечно, инфляция будет более высокая, чем в 2013 и 2014 годах.

- Мне кажется, на уровень инфляции будет оказывать влияние и ограниченный спрос, так как когда реальные доходы населения падают, производители не смогут неограниченно повышать цены.

- Да, когда я говорю о том, что со второго полугодия будет замедление темпов инфляции, я, в том числе, надеюсь на это, имея ввиду, что российская экономика уже в достаточной степени рыночная. Понятно, что у нас многие сектора экономики монополизированы, и монополии гораздо менее чувствительны к спросу на свою продукцию. У нас есть продукция, цены на которую устанавливаются административными методами и на которую государство в 2015 году, возможно, будет повышать цены. Но всё-таки, если мы считаем, что в значительной степени на цены влияют и рыночные факторы, то, конечно, сокращение доходов населения должно на темпы инфляции повлиять позитивным образом, и я надеюсь, что инфляция будет замедляться.

- А каково Ваше отношение к ажиотажному спросу, который мы наблюдали в конце 2014 года, к этому неэкономическому феномену? И когда он спадет (а он уже спадает), с чем может столкнуться производитель и торговые сети, когда они поймут, что всю продукцию разобрали?

- Тут, понимаете, вопрос не в том, что продукцию разобрали, а в том, что всплеск спроса, который мы сейчас видим, носит опережающий характер. Просто люди те покупки, которые они планировали сделать в гораздо более позднее время, попытались осуществить их именно сейчас, по разным причинам, но именно сейчас. Соответственно проблема будет, скорее всего, не в дефиците товаров, а в том, что этот ажиотажный спрос, который оказался перераспределен во времени, приведет к очень существенному падению спроса в последующие периоды. То есть, грубо говоря, все те, кто хотел купить недвижимость, уже ее купили, в основном, конечно. Все те, кто хотел купить автомобиль, это уже сделали, все те, кто хотел купить бытовую технику, это сделали сейчас. Поэтому торговля и производители этих товаров столкнутся с тем, что за этим всплеском последует очень глубокий провал, по крайней мере, на товары не продовольственного ассортимента.

Когда Вы говорите, что это неэкономический феномен, то подразумевается отсутствие рациональных оснований для такого поведения. Мы можем с улыбкой относиться к тем людям, которые, подвергнувшись ажиотажу и панике, идут и скупают все что угодно, но жизнь покажет. Возможно, они окажутся правы. Мне рассказывали, как успели купить IPhoneдо того, как он подорожал в 2 раза. Хоть он и не сильно был нужен, но человек стал счастливым обладателем телефона, который теперь стоит много дороже, это просто греет душу. То есть здесь определенное рациональное основание есть. Другое дело, насколько точен был прогноз и те ожидания, которые двигали людьми, когда они этот ажиотажный спрос осуществляли. Мне рассказывали истории, когда люди брали кредит для покупки нескольких единиц техники не для своего потребления, а чтобы перепродать на рынке, когда все это подорожает и на этом что-то заработать. Мне кажется, это очень рискованная стратегия. Может быть, конечно, это и сработает, но мне кажется, что здесь есть существенный риск. Тем не менее, если мы увидим высокую инфляцию, то эти люди над нами посмеются.

- Карэн, как, на Ваш взгляд, как сложная ситуация в экономике будет отражаться на различных отраслях экономики? Какие отрасли будут ощущать спад, а какие рост?

- Я думаю, что этот год будет достаточно сложным для банковского сектора, в силу того, что деньги дорогие, кредиты будут плохо обслуживаться. По причине отсутствия роста реальных доходов населения депозитная база будет слабо расширяться, если вообще будет расширяться. То есть для банковского и финансового сектора в целом 2015 год будет негативным. Для всех тех отраслей и производителей, которые работают на удовлетворение инвестиционного спроса (машины, станки, оборудование, строительство) в силу того, что инвестиционная активность в 2014 году была низкая, в 2015 году она будет еще ниже, год будет тоже не очень хорошим. Ну и для легкой промышленности год будет достаточно сложным - ввиду того, что это не товары первой необходимости. Серьезного экспортного потенциала в легкой промышленности у нас нет, внутренний спрос будет сокращаться, поэтому для легкой промышленности год также будет не очень удачным, не очень комфортным. А в лучшем положении окажутся экспортеры – благодаря эффекту девальвации. Я думаю, что в хорошем положении может оказаться сельское хозяйство: отчасти из-за санкций, но только отчасти. Если экспортную пошлину по зерну не введут, у сельского хозяйства будет определенный экспортный потенциал, и в зерновом производстве, в частности. Плюс к тому государство обещает достаточно большие вложения. Это тоже для сектора должно сказаться позитивным образом.

- Вы затронули грядущие сложности в финансовом секторе. Поэтому вопрос: что будет происходить со ставками по вкладам, с одной стороны, и по кредитам – с другой? Мы уже видим увеличение ставок по кредитам, даже по выданным ранее, например, для малого бизнеса. 2015 год будет для банковского сектора пройдет под флагом удержания пассивов, мне кажется.

- Понятно, что ставки этого года (и депозитные, и кредитные) будут выше ставок 2014 года, опять же внутригодовая динамика будет зависеть от экономической ситуации и от того, как она будет развиваться, и, в том числе, от ситуации на валютном рынке. Я не исключаю, что в первом полугодии мы можем увидеть еще одно решение ЦБ РФ о повышении ключевой ставки для удержания уровня инфляции и валютного курса в приемлемом диапазоне. И если в дальнейшем экономическая ситуация будет более или менее хорошо развиваться, то плавное «сползание» ставок к концу года возможно. Но я не думаю, что они вернутся на уровень 2014 года. В худшем случае, мы просто увидим стабилизацию ставок на текущем уровне.

- Как будет чувствовать себя финансовый сектор, что будет происходить со стоимостью компаний: будет ли она падать либо увеличиваться? Насколько финансовые сектор будет привлекателен с точки зрения инвестиций, даже не для действующих инвесторов, а новых?

- Вы знаете, ответ на этот вопрос зависит очень многих разных других обстоятельств. Во-первых, Вы о какой стоимости говорите: о рублевой или о валютной? Это разные вещи, как показал период очень сильной девальвации. Например, рублевая стоимость акций многих компаний-экспортеров, росла. И по некоторым, допустим по Лукойлу, достигала максимальных значений, но не нужно обольщаться. Это не столько свидетельство высокой эффективности деятельности компаний, сколько результат того, что значительная часть бизнеса происходит в валюте, и валютная цена акций, то есть долларовая цена, снижалась, вбирая в себя все риски, неблагоприятные факторы, включая падение цены на нефть. За счет сильной девальвации получается, что снизившаяся долларовая стоимость в пересчете на более высокий рубль, давала более высокую рублевую оценку.

- Думаю, что корректнее оперировать рублевой стоимостью.

- Да, поэтому ответ на этот вопрос связан с вопросом о перспективах по секторам экономики, который Вы задали ранее. Инвестиционный спрос будет ниже - просто потому, что меньше денег и выше риски, но будут какие-то достаточно успешные бизнесы, которые даже в этих условиях продемонстрируют неплохие финансовые результаты. И вполне возможно, что на такие компании найдутся покупатели, инвесторы. Позитивный опыт прошедших кризисов, и 1998 года, и 2008 года, показывает то, что те, кто в тот момент не побоялся и вкладывал деньги и в бизнес, и в акции, и в реальные проекты, оказался в выигрыше. Ведь известно, что в период кризиса оценка резко падает, «жадность» уже не такая высокая, владельцы готовы за относительно небольшие деньги продавать свои бизнесы. И когда этот период турбулентности проходит, компания начинает стоить столько, сколько она должна стоить в нормальных условиях. Многие, кто в период кризиса делал такие вложения, заработали очень хорошие деньги. Но для этого должны быть очень крепкие нервы и стратегический взгляд в будущее, потому что в условиях всеобщей паники тяжело такие решения принимать.

- А вот что касается рублевой оценки стоимости: получается это не совсем объективный на сегодня показатель?

- Да, если сейчас мы видим увеличение рублевой стоимости какого-то актива, то это необязательно значит, что спрос на этот актив превышает предложение, это может быть просто переоценка актива по текущему курсу. То есть это не означает супер привлекательность бизнеса или эффективность менеджмента.

- Хотел бы теперь обсудить проблему безработицы. Известно, что в России сейчас один из самых низкий уровней безработицы – порядка 5-6%...

- Последние цифры – это 5,5%...

- Да, и я думаю, что этот уровень будет расти, Вы согласны?

- Да.

- Наверное, процентов до 7, если брать официальный уровень?

- Понимаете, вопрос о том, до какого уровня вырастет безработица, зависит от многих обстоятельств. Во-первых, от глубины спада. Сейчас, практически все аналитики говорят о том, что объем производства, объем ВВП, в стране упадет. Разница заключается лишь в масштабах этого падения. Кто-то называет 1-2%, наиболее катастрофический сценарий - 10%. Для сравнения: в 2009 году у нас ВВП сократился на 7,9%. То есть безработица будет реагировать на то, насколько сильно сократятся объемы производства. Второй момент, конечно, связан с демографией. Достаточно низкий уровень безработицы в России определяется не столько хорошим, динамичным развитием экономики, сколько тем эффектом, что у нас сейчас (и в ближайшие 10 лет) на рынок труда будет выходить то поколение, которое было рождено в девяностые годы. А в девяностые годы у нас была как раз демографическая яма. Рождаемость была очень низкая, и каждый год у нас будет получаться такая ситуация, что количество людей, которые достигают пенсионного возраста, будет больше, по моим подсчетам, чуть ли не в 2 раза больше, чем количество людей, которые в этом же году вступают в состояние экономической активности. И при прочих равных условиях этот процесс должен был снижать безработицу или как минимум, не увеличивать ее. Но достижение пенсионного возраста в нашей стране еще не означает, что человек будет прекращать работать.

- Следующий вопрос у меня касается федерального бюджета. Сейчас он у нас профицитный. Но регионы сталкиваются с дефицитом своих бюджетов. В одной из прошлых бесед мы с Вами говорили о том, что действительно нужно сокращать расходную часть. Как Вы думаете, если мы пойдем по этому пути (а я думаю, что так и будет), удержимся ли мы в 2015 году в рамках профицита либо хотя бы выйдем в ноль? И вторая часть вопроса по региональному бюджету: здесь нам удастся хоть как-то сократить дефицит, применительно к Волгоградской области?

- Начнем, наверное, с региональных бюджетов, в том числе, бюджета Волгоградской области. Я не думаю, что нам удастся сократить дефицит бюджета. Дай бог, если он останется хотя бы на том уровне, который был в ушедшем году или в 2013 году. Сейчас у нас дефицит в годовом выражении составляет 8-9 млрд. рублей. Такая цифра была по 2013 году, скорее всего, такая же цифра будет и в этом году. В Закон о бюджете Волгоградской области на 2015 года заложен размер дефицита на уровне приблизительно 8 млрд. рублей. Понятно, что и доходная, и расходная части Волгоградского бюджета всё-таки версталась в несколько лучшей ситуации, чем сейчас. Поэтому если мы хотя бы удержимся в пределах этого дефицита, то это будет неплохо. Но есть опасность, что дефицит будет более высокий.

Что касается федерального бюджета, то я думаю, что мы не увидим профицита в 2015 году. Бюджет будет сведен с дефицитом именно потому, что год будет неблагоприятным. С одной стороны, доходы будут снижаться. С другой стороны, какие-то статьи расходов придется увеличивать, по социальным причинам и не только по ним. Минфин РФ будет пытаться помогать регионам, которые не смогут самостоятельно исполнять свои бюджеты. Проблема еще заключается в том, что раньше регионы могли профинансировать дефицит либо за счет банковских кредитов, либо за счет выпуска облигаций. Но сейчас мы понимаем, что при нынешних процентных ставках и вообще при нынешней финансовой ситуации это сделать будет очень затруднительно. Ставки будут очень высокими. И даже не всегда по более высоким ставкам регионы смогут привлечь какие-то средства. Поэтому у Правительства не останется другого выбора кроме как помогать региональным бюджетам. У федерального бюджета есть такой козырь, как Резервный фонд, и уж совсем на черный день - Фонд национального благосостояния. Очередной кризис показывает, насколько неправы были те люди, которые говорили, что негоже копить государственные бюджетные деньги в копилке, тем более негоже их куда-то отправлять за границу, конвертировать в валюту, что надо было вкладывать в страну. Вот случилось очередное падение цен на нефть, и мы убеждаемся, что именно благодаря тому, что эти деньги в свое время не были потрачены и именно благодаря тому, что значительная часть этих денег была инвестирована за пределами России, то есть в долларах и евро, эта «подушка» благодаря девальвации выросла. И дефицит Федерального бюджета будет финансироваться за счет сокращения этих «запасов». Собственно, на то они и предназначались, по крайней мере, Резервный Фонд.

Поэтому я думаю, что состояние Федеральных финансов ухудшится, но дефолта или отказа государства от финансирования запланированных социальных расходов не произойдет благодаря тому, что есть «заначка».

- Социальные обязательства будут выполняться, так как это политический вопрос, да?

- Это и политический, и, в конце концов, юридический и экономический вопросы в том смысле, что если государство пообещало выплачивать определенный уровень пенсии, заработных плат, обеспечивать бесплатный доступ к медицинским и образовательным услугам, то всё это – его обязательства. И в этом смысле государство будет их выполнять. Другое дело, что расширятьобъем финансирования, например, путем индексации заработных плат (к чему многие бюджетники уже привыкли) или увеличения средств на закупку оборудования и т.д. – не получится. К сожалению, те резервы, которые можно было бы направить на те бюджетные расходы, о которых мы говорим, съедены гигантским ростом затрат на национальную оборону и правоохранительные органы. Это то, что происходило и ранее, и это неправильно. К сожалению, учитывая текущую политическую ситуацию, не приходится надеяться на то, что будет какое-то отрезвление. Бюджет мог бы быть исполнен еще лучше в следующем году и мог быть стать хорошим демпфирующим фактором для экономики. Но раздутые расходы на оборону и правоохранительную систему снизят позитивный эффект.

- Во второй половине 2014 года обсуждалось много вопросов, касающихся налогообложения в России, и Президент заявлял о некоторых послаблениях в налоговой политике. Хотел бы узнать даже не прогноз, а пожелания, что бы Вы хотели, чтобы изменилось в налоговой политике, налоговой системе? Или нужно все оставить как есть? Или, например, НДС снизить?

- Вы знаете, сейчас не хотел бы говорить про отдельные налоги и ставки. Мне кажется, что то, каким образом у нас происходит взаимодействие между государством и экономикой, эта модель в принципе неправильная. Потому что мы, с одной стороны, достаточно большие ресурсы через налогообложение из экономики забираем, но при этом сохраняем достаточно большое количество различного рода программ по субсидированию, по дотациям, государственным инвестициям, финансированию госкорпораций и т.д. Мне кажется, что сама по себе эта конструкция является неверной. Уже доказано на опыте России-СССР, что государство не является и не должно являться эффективным менеджером, собственником, предпринимателем тем более. Думаю, что улучшение экономической ситуации в стране возможно только в случае, когда государство, снижая уровень налогообложения, уменьшает объем государственных расходов, своего непосредственного вмешательства в экономику. То есть нужно больше денег оставлять экономическим субъектам и создавать условия для того, чтобы они могли работать и развиваться, а они сами найдут этим деньгам лучшее применение, чем чиновники.

- Последний вопрос у меня самый сложный, наверное. Какие экономические тенденции, на Ваш взгляд, в 2015 году могут сформироваться, и какие – проявиться?

- В период турбулентности говорить о тенденциях сложно. Будет происходить смена траекторий в течение года. Особенно сложно выявлять тенденции, находясь внутри самого процесса. Но я думаю, что всё-таки свободное плавание рубля (не знаю, можно ли это отнести к тенденции) станет состоявшимся фактом. Я надеюсь, что свободное плавание, которое будет сопровождаться достаточно значительной амплитудой колебаний как в одну, так и в другую сторону, должно привести к стабилизации валютного курса, как это ни странно. То есть когда я говорю про стабилизацию в этом контексте, это не значит, что курс замрет на отметке 50 или 55 рублей за доллар. Он будет «гулять» в широком диапазоне, но в целом по году мы не увидим новым максимумов, минимумов. Курс будет в широкой амплитуде колебаться, но в конечном итоге будет находиться в условном коридоре, который задается рыночными факторами. В 2015 году мы увидим момент адаптации экономики к этой новой реальности, которой до этого не было. Если мы сможем это осуществить с минимальными отрицательными последствиями, то это станет хорошим заделом для экономики в будущие годы.

Не знаю, назвать это тенденцией или нет, но я с большим сожалением вынужден сказать, что, скорее всего, в 2015 году будет принято решение об отмене накопительной части пенсии.Доходность по пенсионным накоплениям по итогам 2014 года будет у большинства отрицательной, в том числе, и у государственной управляющей компании, Внешэкономбанка. Это связано с тем, что средства государственной управляющей компании вложены в государственные облигации и вслед за ростом ключевой ставки ЦБ РФ повысилась доходность по государственным облигациям, цены упали. К сожалению, это станет очень мощным козырем в руках тех представителей социального блока, которые и до этого выступали за отмену накопительной части пенсии. Эта отмена может стать новой точкой отсчета для пенсионной системы. Но я считаю, что накопительная часть пенсии нужна. Если рассуждать стратегически, и мы уже об этом много говорили, итоги одного года или даже пяти лет не должны превалировать, когда мы решаем вопросы на несколько десятилетий вперед. Но, скорее всего, такой факт в следующем году произойдет.

- Кстати, в 2015 году может проявиться тенденция монополизации экономики и концентрации – за счет ухода с рынка многих игроков. Вы согласны с этим?

- Я думаю, что следующий год будет годом развилки: для государства, для экономической политики, в целом для общества. В каком плане? Чтобы не гадать, можно просто оглянуться назад: мы прошли через 2 рыночных кризиса. Это 1998 и 2008 годы. По результатам каждого из этих кризисов произошла смена модели развития экономики и, к сожалению, это были разные выборы. Если мы посмотрим на то, что было после 1998 года, то это был однозначный разворот в сторону усиления рыночных основ функционирования экономики. Можно много говорить о том, почему это произошло. Но, как ни странно, страна в целом и правящий класс, руководители страны (они в значительной степени и до сих пор являются руководителями), пройдя через такие серьезные испытания, поняли, что нужно делать ставку на развитие частного бизнеса, частной инициативы. И в начале 2000-х годов было сделано очень много правильных решений, реформ, действий, которые, в том числе (а не только цена на нефть), послужили фундаментом экономического роста, который мы наблюдали до 2008 года. Это решения, связанные со снижением налогообложения, введением накопительной части пенсии, с монетизацией льгот, снижением административных барьеров и т.д.

По итогам кризиса 2008 года, (на самом деле вектор начал меняться раньше) многим руководителям страны показалось, что нельзя делать ставку на свободу предпринимательства. Вроде бы мы все делали правильно, строили рыночную экономику, развивали бизнес, но где-то там «рвануло» на Западе, и, несмотря на то, что мы были в хорошей экономической форме, кризис прошелся по всем странам, включая Россию. И у многих руководителей, даже у тех, кто проповедовал прорыночный взгляд, наступило некоторое разочарование. Они надеялись, что рыночная экономика – это панацея, которая должна уберечь от всех проблем и невзгод, а оказывается, что нет. Это привело к тому, что начал превалировать ручной стиль управления, когда мы не системно решали проблему, а в ручном режиме латали дыры, которые то там, то здесь периодически появлялись.

Кризис 2008 года зафиксировал разворот, который стал происходить раньше, в сторону большего огосударствления экономики, и мне кажется, это внесло свою лепту в ту негативную ситуацию, которая происходит сейчас в России. Нынешняя ситуация показывает, насколько тупиковый выбор был сделан. Возвращаясь к Вашему вопросу, 2015 год будет в определённой степени, момент истины, выбора, развилки, выбора. Как воспримут эту ситуацию власть предержащие? Надеюсь, что будет, как и по результатам кризиса 1998 года, будет разворот в сторону свободы предпринимательства, минимизации вмешательства государства в экономику и т.д. Но я не могу назвать ни одного факта последнего времени, способного подтвердить поворот в эту сторону. Пока больше аргументов за то, что будет окончательно закреплен выбор патерналистического пути развития, такого своего рода СССР номер 2, то есть медленный, постепенный возврат к тому, как функционировала экономика еще до начала рыночных реформ. Это печально. Этот кризис переживем, рано или поздно, с большими или меньшими потерями мы из него выйдем, но нужно смотреть стратегически. Если текущая ситуация не послужит уроком для смены политики, мы будем обречены на долгие десятилетия такого очень, мягко говоря, вялого экономического развития, а, скорее всего, деградации. Нам всё равно придется возвращаться на путь рыночных реформ, но это делать в гораздо более худших условиях, в значительно степени в вынужденном порядке. Законы экономики и здравого смысла невозможно отменить.

- Спасибо за беседу. Я Вам желаю успешного нового года!

- Спасибо, взаимно!

Беседовал автор Проекта «Финик» Алексей Захаров.


Мы в социальных сетях:

Facebook: https://www.facebook.com/finikme

Вконтакте: https://vk.com/finikme

Подписывайтесь на обновления!

  • {$ article_rate $}

Комментарии ({$ comment_list.length $})

{$ comment.user $}

  • {$ comment_rate $}

Ваш комментарий

Где я?

Живой разговор! Интервью, дискуссии и беседы с интересными людьми, в том числе участниками Проекта «Финик»

Курс USD по данным ЦБ РФ

Курс EUR по данным ЦБ РФ



Теги