Текущая ситуация в российской экономике и прогноз – 2016

Сегодня мы обсуждаем с Карэном Туманянцем итоги прошедшего 2015 года, текущую ситуацию в экономике России, а также даём предварительный прогноз на 2016 год. Ровно год назад мы также рассматривали с экспертом разные сценарии развития экономики страны и анализировали преобладающие тенденции. Ознакомиться с прогнозом на прошедший 2015 год можно здесь.

Справка: Карэн Туманянц - Генеральный директор ЗАО «Финансовый брокер «Август», к.э.н., доцент Волгоградского государственного университета.

- Добрый день, Карэн!

- Здравствуйте, Алексей!

Инфляция

- Итак, предлагаю сначала обсудить итоги ушедшего 2015 года и текущую ситуацию в экономике. По инфляции Вы делали прогноз на 2015 год, и Вы его называли оптимистичным, 10-12%. Как я понял, мы не укладываемся, так?

- Не укладываемся, по факту будет где-то в районе 13%.

- Предварительный итог по инфляции в 13% (официальный прогноз) соответствует Вашему видению, т.е. цифра 13 % соответствует фактическому изменению уровня цен? На мой взгляд, были приписки, конечно. И второй вопрос: какой уровень инфляции Вы бы считали не официальным?

- Алексей, Вы поднимаете «вечный» вопрос. Мы на эту тему с Вами уже как-то беседовали. Моя точка зрения не изменилась. Я считаю, данные Росстата в целом соответствуют реальности. Необходимо понимать, что нет единственного «правильного» значения инфляции. Рост цен разный для различных категорий граждан, особенно в такой большой стране как Россия. На «личную» инфляцию влияет и место жительство, и состав семьи, и уровень доходов, и структура потребления. С этой точки зрения, «официальные» темпы роста цен соответствуют усредненной потребительской корзине россиянина. Хотя не исключаю: для кого-то инфляция была более высокой, но есть и те, кто испытал более скромное удорожание товаров и услуг.

- Какие факторы были сдерживающими, на Ваш взгляд?

- Ослабление потребительского спроса. Падение реальных доходов населения. Эти же факторы мы обсуждали в нашей прошлой беседе год назад.

- А в следующем году что может повлиять на инфляцию с точки зрения ее сдерживания – продолжение падения потребительского спроса? Или еще что-то добавится?

- Потребительский спрос будет достаточно слабый, и будет продолжение падения доходов населения в реальном выражении. Я бы добавил еще резкое торможение потребительского кредитования. Эта тенденция проявилась в текущем году и продолжится в следующем. Раньше потребительский спрос опирался и на рост доходов и на заемные средства. Теперь этих «подпорок» население лишилось.

ВВП

- В начале года были одни оценки - 2-3 %, потом 3%, сейчас около 4 %. Многие экономисты говорят о том, что у нас достаточно много манипуляций со статистикой, в частности, с дефлятором ВВП. Приведу Вам мнение одного из российских экономистов – Владислава Жуковского: «У нас колоссальные статистические приписки и манипуляции с дефлятором. Нам говорят, что падение экономики (то есть, ВВП) на 4,1-4,3%, при этом дефлятор экономики – 6%. Дефлятор – это общий сводный индекс цен в экономике. Реальный ВВП= номинальный ВВП / индекс цен (тот самый дефлятор). У нас официальная потребительская инфляция 16%, индекс цен товаропроизводителей – 13-14% (на столько растут отпускные цены в промышленности – прим. ред.). А дефлятор низкий – всего 6%. Поэтому если мы умножаем дефлятор на 2, то получаем падение экономики на 12%. Это совпадает с примерным падением розничного товарооборота».

- Я думаю, подобное механическое сопоставление цифр некорректно. В условиях огромного разнообразия товаров и услуг посчитать динамику цен можно только через оценку стоимости корзины товаров и услуг. Состав корзины «дефлятора» включает в большинстве своем те же позиции, что учитываются в корзине «потребительских» и «производственных» цен, но веса этих компонент у них разные. Таким образом, отсутствие математического равенства еще не говорит о злоупотреблениях и приписках в статистическом ведомстве.

- То есть вопрос в методике расчета?

- Да, и если уж говорить «о правде жизни», то мне представляется, что индекс цен товаропроизводителей в 2015 г. был не только ниже, чем индекс цен потребительской инфляции, но и ниже 13-14%, зафиксированных Росстатом. Знаю точно, что многие производители, фактически не поднимали цены, потому, что и так спрос слабый. Они вынуждены работать в убыток, чтобы хоть что-то продавать.

- Каков ваш прогноз на следующий год по падению ВВП? Многие экономисты говорят, что это чисто бухгалтерский показатель, согласны? Многие привыкли равняться на ВВП: ВВП упал на 4 % - экономика упала именно на столько, а это всего лишь просто бухгалтерский показатель.

- Естественно, всегда есть погрешность измерительного прибора. Практически любой макроэкономический показатель в любой стране имеет погрешность расчета. Для ВВП это особенно характерно, потому что сам объект измерения очень сложный, многофакторный. Но за неимением другого адекватного инструментария, мы ориентируемся на него, и это маячок, на который мы равняемся. Если Росстат насчитал (-4)%, то это означает, что реальное среднее изменение объемов производства в экономике находится в окрестности этого значения. Сам Росстат периодически уточняет свои цифры «задним числом», как по причине совершенствования методики, так и по причине получения дополнительных исходных данных. Например, тот же самый теневой сектор производит товары и услуги. Его необходимо учитывать в ВВП страны, и это пытаются делать, но насколько применяемые методики хороши, трудно сказать. В отсутствии сильных непрогнозируемых шоков в 2016 г. динамика российского ВВП будет отрицательной, но темпы падения замедлятся до уровня 1,5-2%.

Девальвация и ключевая ставка

- На Ваш взгляд, шоковая девальвация в прошлом году в декабре 2014 года, которая последовала за ростом ключевой ставки, дала ли она толчок развитию внутреннего производства, как это в теории? Идет девальвация, значит наши экспортеры в выигрыше. И согласны ли Вы с теми действиями от 16 декабря 2014 года, когда у нас повысили ключевую ставку?

- На второй вопрос проще ответить. Я думаю, что это было абсолютно правильное решение, необходимое решение, и в этом смысле ЦБ РФ достаточно профессионально себя повёл.

- Профессионально повёл с точки зрения упреждения чего-то или с точки зрения того, что за этим поднятием ключевой ставки последует девальвация и рост. С какой точки зрения ЦБ РФ поступил профессионально, повысив ключевую ставку?

- ЦБ сумел приостановить темпы девальвации. Не сразу, но с некоторым лагом по времени, это сработало. Если бы ЦБ так не поступил, то инфляция по итогам года была бы гораздо выше тех 13 %, о которых мы сегодня говорим. Возможно, сегодня мы обсуждали бы инфляцию 17-20% в 2015 г.

В соответствии с теоретической моделью влияние девальвации позитивно для экономики. Но экономика слишком сложная система, и конечный эффект зависит от стечения самых различных обстоятельств. Например, степени востребованности импорта внутри страны. Когда нет технической возможности в короткие сроки организовать внутри страны эффективное импортозамещение (а это как раз современное состояние России по многим позициям), то падение рубля приводит к подорожанию импорта. Но российские предприятия все равно будут вынуждены закупать импортную продукцию, а значит, их издержки возрастут, и никакого положительного влияния не случится. Если сравнивать влияние девальвации в трёх сюжетах, которые у нас были – 1998 год, 2008-2009 годы и 2014-2015 годы, то мы можем очень чётко видеть, что эффект от девальвации с каждым кризисом ослабевал. 1998 год – однозначно был резкий толчок, для экономики это стало хорошим подспорьем. 2008-2009 годы был позитивный импульс, но уже слабее, чем в 1998 году. 2014-2015 годы – импульс положительный есть. Без него мы бы говорили о падении ВВП на 8-9%. В этом смысле девальвация помогла, она сыграла свою роль. Но понятно, что этот эффект стал еще более слабым. Российская экономика к 2014-2015 году оказалась еще более интегрирована в мировую. Девальвация оказала свое воздействие, но в силу того, что экономика изменилась, воздействие оказалось гораздо более слабым. И это только одно слагаемое. А есть еще цены на российский экспорт на мировом рынке, наличие свободных конкурентоспособных мощностей и рабочей силы, санкции и так далее, так далее …

- А вот всё-таки о причине и следствии: ЦБ повысил ключевую ставку, чтобы ослабить девальвацию?

- Да.

- Но она после этого была еще выше ведь...

- Особенность российской экономики заключается в том, что у нас слабо диверсифицированы и экономика и экспорт, они завязаны на сырьевые товары, поэтому ключевая ставка играет свою роль, но она не может переломить движение цен на товары российского экспорта. Если нефть, на которую приходится 50 % российского экспорта, за месяц, допустим, падает на 10%, то хоть какую ставку не поставь – все равно будет девальвация. Повторю, экономика слишком сложно устроена, чтобы ожидать на следующий день после повышения ключевой ставки прекращения девальвации.

При прочих равных условиях, например стабильности сырьевых цен и величины трансграничного движения капитала, теоретические причинно-следственные связи работали четко. Но поскольку мы живем в реальной экономике, а не лабораторных условиях, то рост ключевой ставки просто ослабил процесс девальвации. Своим решением ЦБ оттянул часть спекулятивных средств с валютного рынка, снизил спрос на иностранную валюту, но полностью компенсировать снижение предложения валюты не смог.

Поэтому ожидать, что ЦБ, нажимая на рычаги, в ручном режиме будет двигать курс в нужном направлении, не следует. Это и не нужно, для российской экономики. Если бы у нас была более диверсифицированная структура экономики и экспорта, тогда снижение цен на одни товары могло бы компенсироваться ростом стоимости других. В этих условиях эффективность политики Банка России была бы существенно выше. В прошлом году на эту тему в Волгоградском государственном университете состоялась защита кандидатской диссертации Утученковой Марии Викторовны. Она с помощью математических расчетов доказала, почему денежно-кредитная политика Банка России «не работает», и что нужно сделать для исправления данной ситуации.

- Как мы знаем, весь 2015 год ключевая ставка снижалась. Каково Ваше отношение к этому? Может, нужно было снижать ее быстрее или, наоборот, медленнее или все было правильно? На последних трёх, если не ошибаюсь, заседаниях ЦБ ставку не снижали, хотя все ждали снижения, а на последнем заседании и ждать перестали. Как Вы оцениваете последние несколько решений о неизменности ключевой ставки и как объясните это?

- Процентная политика должна быть адекватна складывающимся экономическим условиям, а в идеале опережать их. И в этом смысле понятно, что ослабление инфляционных рисков, снижение темпов девальвации - все это создавало возможности для снижения процентной ставки. Но я бы начал это делать не в январе, уже через месяц после поднятия, а всё-таки несколько позже, и снижал бы более медленными темпами, но в целом вектор не вызывал сомнения. Возобновление падения цен на нефть, увеличение темпов девальвации под конец года, плюс новые «турецкие сложности». Это все меняет инфляционную ситуацию. Соответственно, отказ от снижения процентной ставки вполне оправдан.

- Т.е. Вы думаете, что ближайшие несколько заседаний, ставка будет неизменна?

- Думаю, что да. Я бы не рекомендовал торопиться ее снижать.

ФРС

- Теперь вопрос по американской экономике – вопрос глобальный. ФРС подняла ставку на 0,25% – рост достаточно символический. Почему это было сделано и чего ожидать? Вот есть такое мнение, его автор – Михаил Хазин. Прокомментируйте его, пожалуйста: «Фондовый рынок перегрет, летом чуть не рухнул. Повышать (ставку – прим. ред.) было нельзя в сентябре. Повышение – это сигнал, что ставки будут расти. А если повышать, надо фиксировать прибыль, то есть продавать. И всё может рухнуть. А зоны тихоокеанской и североатлантической свободной торговли не дают дать повысить ставку. НО! Потребительский спрос определяется потребительской уверенностью. А для этого нужна уверенность, что экономический рост есть, рабочие места создаются, зарплата растет. Этого нет. Но с учетом увеличения количества работников в стране создания рабочих мест адекватного нет. В голове граждан создано понимание, что есть экономический рост, начался и, как следствие надо повышать ставку. И обратная картина: если ставка не повышается, значит, экономического роста нет. Руководство США оказалась в ситуации, что и повышать нельзя и оставить нельзя на том уровне. Была идея чуть поднять, потом сослаться на что-то и снизить снова. Но состояние фондового рынка таково, что даже повышать нельзя». И, тем не менее, повысили. Вот такое мнение.

Если у Вас совсем другое мнение, то выскажите его, и к чему это может привести применительно к нашей экономике, если есть такая связь, достаточно опосредованная.

- ФРС, очевидно, медлил с повышением процентной ставки. Если посмотрим на начало 2015 года, то многие ждали, что повышать процентные ставки начнут уже летом. В результате первое и единственное повышение в этом году состоялось только в декабре. Основная причина такого поведения ФРС - обеспечение предсказуемости и прозрачности денежно-кредитной политики (есть огромное количество исследований на эту тему, подтверждающих преимущества именно таких действий любого центрального банка). Американский ЦБ как раз не хотел идти по пути, описанном М. Хазиным – поднять, а потом снизить. Дождавшись многочисленных подтверждений готовности американской экономики, ФРС послал четкий сигнал. Ставки будут расти, и это не однократное решение. Даже были названы ориентиры: увеличение на один процентный пункт в 2016 году, и еще приблизительно также в 2017 году.

ФРС слишком серьезный орган, а ставка операций на открытом рынке слишком серьезный инструмент, чтобы метаться из стороны в сторону. Тем самым ФРС просто подорвет к себе доверие. Поэтому, я думаю, мы находимся в начале цикла повышения процентных ставок. Темпы этого повышения будут зависеть от экономической ситуации. Я не думаю, что здесь есть какие-то там четвертые, пятые смыслы – что граждане подумают, что им надо внушить и т.д. Всем видно, и не надо никому внушать, что американская экономика восстанавливается. Зарплаты не растут, но это, на самом деле, увеличивает экономическую эффективность Америки. Производительность труда растет, экономика становится более конкурентоспособной. Нет цели разогнать ставки заработных плат. Американский ЦБ в данном случае работает на опережение, потому что он боится надувания инфляционных пузырей, вот и все. Понятно, что пока об этом говорить еще рано, но бороться с инфляцией нужно как раз не тогда, когда она уже началась – тогда это трудно очень сделать – возникают самоподдерживающиеся инфляционные ожидания. Нужно играть на опережение. Вот управляющие ФРС постепенно и начинают повышать стоимость, для того, чтобы уже гарантированно избежать инфляции 2016-2017 годов, если экономика начнет разогреваться.

- А на нас скажется это как-то?

- На самом деле, уже сказалось – новый виток снижения цен на нефть и, кстати говоря, на золото. Здесь обратная зависимость, т.е. рост процентных ставок делает деньги во всем мире дорогими, а более дорогие деньги не дают расти различным проинфляционным активам, которыми как раз являются нефть и золото, в частности. Поэтому то снижение стоимости товаров, которое мы видим на мировом рынке, и есть прямое следствие повышения процентной ставки, начало цикла повышения процентной ставки. Отчасти, тот виток роста доллара к рублю, который мы сейчас видим - это тоже отчасти результат повышения процентных ставок в США.

- Главное есть сигнал, что нужно что-то делать?

- Если говорить о том, что нужно что-то делать, то нужно делать реформы. Гоняясь за ценой на нефть, мы просто упускаем гораздо более серьезные вещи. Мы пытаемся предугадать и спрогнозировать то, на что мы не можем, на самом деле, повлиять. В то же время то, что в ручном режиме мы вполне можем делать и должны делать, мы этого не делаем, и прежде всего по политическим причинам. Мы откладываем трудные решения на потом и загоняем себя еще в больший тупик. Без комфортной среды для частного бизнеса любого калибра наша экономика обречена. Государство и государственные компании должны сильно умерить свои аппетиты.

Розничный товарооборот

- Даются оценки, что розничный товарооборот примерно на 12 % в годовом выражении упадет по итогам 2015 года. Прокомментируйте эту цифру и согласны ли вы с тем, что этот показатель соответствует реальному падению доходов населения? И тогда на сколько у нас упал уровень жизни?

- Я ориентируюсь на цифры Росстата, и мне кажется они в среднем вполне адекватные. Росстат оценивает падение реальных доходов населения в 2015 году на 10 %, я думаю, что это приблизительно соответствует действительности. В этом смысле двенадцатипроцентное снижение розничного товарооборота выглядит вполне естественным. Если мы посмотрим предыдущую статистику, скажем 2000-х годов, особенно второй половины «нулевых» годов, то там была очень интересная ситуация, там как раз реальные доходы росли в год где-то на 8-10%, а реальное потребление росло 13-14-15 %. Вот эта разница грубо – это вклад потребительского кредитования. Причем тогда это добавляло к покупкам граждан, а сейчас - изымается. Баланс взаимодействия населения с финансовым сектором сейчас отрицательный: люди выплачивают в виде процентов и частичного погашения основного тела займа больше, чем получают кредитов. Конечно, это усугубляет платежеспособность населения.

В некоторых исследованиях отмечался переход россиян на сберегательную модель поведения. Население готовится к трудным временам и начинает экономить. И даже те, кто по текущим своим доходам могли бы себе позволить покупать чуть больше, не делают этого, поскольку боятся, что «завтра» будет еще хуже.

- Вы сказали, отрицательный баланс не в пользу граждан, когда они выплачивают больше, чем получают. Получается, финансовый сектор не кредитует…

- В чистом виде…

-… А получает деньги выданные ранее. На Ваш взгляд, куда эти деньги идут, не на валютный ли рынок? Если не в реальный сектор экономики….

- Судя по финансовым результатам нашей банковской системы, эти деньги идут, во-первых, на оплату фондирования. Стоимость пассивов для банков резко увеличилась в 2015 году. В январе – феврале банки привлекали депозиты по 18-20 % годовых, и очень долгое время ставки держались на высоком уровне. После падения рыночных ставок к середине года банки уже не могли произвольно менять условия заключенных депозитных договоров. В этом смысле процентный риск для банковской системы в 2015 году в чистом виде реализовался. У банков пассивы подорожали гораздо в большей степени, чем увеличились доходы от активных операций. Не всегда банки могли переложить повышение процентной ставки заемщиков.

Для физических лиц вообще невозможно процентную ставку поднять после того, как выдан кредит. Поэтому банки вынуждены были в полном объеме направлять средства от обслуживания кредитов заемщиками на расчеты со своими кредиторами. И этого входного денежного потока не всегда хватало, ведь просрочка существенно выросла.

Рынок недвижимости

- Мнение многих экономистов таково: уровень доходности московской недвижимости один из самых низких в Европе на сегодня, т.е. это тот уровень доходности, который получает инвестор от вложения в недвижимость. Как Вы считаете, хороший ли это фактор, какие тенденции будут появляться на рынке недвижимости в 2016 году?

- У меня в прошлом году было стойкое ощущение, что цены на недвижимость расти не будут, и оно у меня сохраняется, и, может быть, даже в большей степени окрепло на 2016 год. Я не думаю, что мы увидим очень высокую доходность, хотя бы исходя из того, что предложение жилья выросло. Сейчас строят и вводят в эксплуатацию жилья все больше, а спрос слабый, ипотечное кредитование не растет. Соответственно, я не думаю, что недвижимость будет дорожать высокими темпами в 2016 году. По крайней мере, темпами опережающими уровень инфляции. В 2015 году цены на недвижимость практически не росли. Думаю эта ситуация продлится и в 2016 году.

- Т.е. уровень доходности будет очень низкий, будет падать?

- Да, уровень доходности будет падать. А хорошо это или плохо, это смотря кому: для строителей это очень плохо; для банков это в определенной степени плохо; для тех, кто собирается приобретать недвижимость - хорошо. Но главное, чтобы еще и доходы росли. Отсутствие роста стоимости недвижимости, при стагнирующих доходах населения, не приближает счастливый момент обладания собственным жильем. Поэтому, в целом по экономике баланс не очень хороший.

- Карэн, я нашел такое интересное мнение, скажите, согласны ли Вы с ним: государство будет поддерживать уровень цен на рынке недвижимость на высоком уровне, т.е. не будет способствовать снижению - ради спасения банков, потому, что они являются держателями квартир-залогов. И их стоимость, соответственно, не должна падать, потому что банки будут проигрывать. Поэтому застройщики являются отчасти «заложниками», в хорошем смысле слова, этой ситуации, когда государство будет косвенно помогать им ради спасения банков. И один из инструментов уже был использован – субсидирование процентной ставки по ипотеке. Прокомментируйте это мнение.

- Я думаю, что, на самом деле, у государства никакой консолидированной позиции по этому вопросу нет. Это связано с тем, что у него есть разные органы, и они в зависимости от установленных целей своей деятельности имеют разную позицию. Министерство строительства, естественно, защищает позиции строителей, лоббирует различного рода программы стимулирования спроса на рынке недвижимости.

У Минфина обратная ситуация. Оно косвенно отвечает за инфляцию, а цена недвижимости - это одна из составляющих инфляции, хотя и незначительная. Плюс государство приобретает недвижимость для отдельных категорий граждан (например, военных и сирот). Минфин заинтересован, чтобы цена падала. Ведь в этом случае возникает экономия бюджетных расходов. Противоречивая позиция государства дезориентирует рынок. Это первый момент.

Есть и второй момент: если мы вспомнит ситуацию 2006-2007 годов, то только ленивый не говорил о том, что у нас завышены цены на недвижимость. Они неадекватны ни уровню доходов населения, ни уровню реальных затрат в строительстве, они неадекватны показателям других стран. Квартиры гораздо лучшего качества можно было покупать в Болгарии, в Черногории и т.д. за гораздо меньшие деньги, чем они стоили в крупных российских городах, даже не обязательно в Москве. Цена недвижимости в России, по-прежнему, завышена относительно тех экономических условий, которые реально существуют в стране. Нужно убрать неофициальную административную рента и сократить легальную ее часть. Рынок самостоятельно должен найти свое равновесие. Искусственная поддержка его на каких-то уровнях, ради того, чтобы помочь банкам или ради того, чтобы помочь строителям, ни к чему хорошему не приведет. Потому что если долго противодействовать рыночной тенденции, то это может привести к еще худшим последствиям. Бесконечно поддерживать невозможно, а когда это поддержка уйдет все так сильно рухнет, что мало не покажется.

Строители и банкиры должны пересмотреть свои риски и свою сбытовую политику. Спрос на жилье очень слабый, все жалуются, что продажи идут плохо, но застройщики не идут на снижение цен. Его пытаются завуалировать какими-то разовыми скидками, подарками, но это попытка изобразить «хорошую мину» при плохой игре. Никто не хочет вызвать цепную реакцию падения цен. Ведь можно спровоцировать устойчивые дефляционные ожидания на этом рынке. И тогда спрос может просто остановиться, все будут ждать дальнейшего снижения цен. Необходимо искать баланс. Без снижения цен не обойтись.

Тенденции

- И последнюю часть моего интервью предлагаю посвятить тенденциям. Какие тенденции, на Ваш взгляд, появились? Действовали ли те, о которых Вы говорили год назад? (см. здесь – прим. ред.). Например, говоря о пенсионной системе, буквально несколько недель назад было принято решение о заморозке накопительной части пенсии и на 2016 год. Вы выступаете категорически против этого. Как Вы думаете, каковы возможные последствия этого?

- Если продолжать тему пенсий, то у меня очень негативные ожидания. Я думаю, что мы в 2016 году увидим решение о ликвидации накопительной части пенсии. Ликвидации не уже сделанных ранее накоплений, а отмены новых отчислений на накопительную пенсию. Т.е. «заморозка» станет постоянной. Будет общая обязательная страховая (перераспределительная, солидарная) часть. Такое решение будет сопровождаться словами о «необходимости накапливать самостоятельно, но из личных средств работника». Мне кажется, это абсолютно неправильное и контрпродуктивное решение. Добровольные накопления будут мизерными. Об этом свидетельствует опыт пенсионных реформ бывших социалистических стран.

В 2016 г. нас ждет очень серьезное сокращение бюджетного сектора. Денег не хватает. И в этом смысле финансирование будет сокращаться, причем самых разных статей. Наверное, не тронут только «священную корову» в виде национальной обороны и национальной безопасности. Все остальные расходы, скорее всего, будут урезаться. Это будет не очень хорошо. Я-то считаю, что у нас «раздутый» государственный сектор, но у нас его сокращение идет арифметическим способом: всё сократить на 10% или всё на 15%. То есть безотносительно к тому, что есть нужные необходимые расходы, финансирование которых надо даже увеличивать. А есть те, от которых можно безболезненно отказаться. К сожалению, качество государственных услуг в образовании, здравоохранении, культуре, безопасности – в следующем году будет снижаться. На фоне общего снижения реальных доходов населения, о котором мы уже с Вами говорили, нам не избежать роста социальной напряженности в стране.

Ухудшение ситуации в банковском секторе будет продолжаться. Несколько крупных банков либо лишатся лицензии, либо будут санированы. В целом в экономике будет стагфляции. Относительно высокая инфляция при падении объемов производства в экономике. В рыночной экономике такого быть не должно, но это лишний раз доказывает, что у нас не до конца построена рыночная экономика.

Из позитивного я всё-таки жду, что мы увидим в конце 2016 года цены на нефть на уровне выше сегодняшних. Катастрофических сценариев, например, 100 рублей за доллар, в наступившем году, надеюсь, сможем избежать.

- По той причине, что нефть будет расти?

- Да, но она не монотонно будет расти. Будут очень высокие колебания цен на нефть и, соответственно, будут значительные колебания валютного курса, как в 2016 г. Но сильного обесценения рубля по итогам 2016 года я не ожидаю.

- Понятно. Еще Вы говорили о том, что 2015 мог бы стать выбором пути развития. Этого не произошло, да?

- Отсутствие выбора – это тоже выбор. Выбор не зафиксирован, не озвучен, но мы по факту скатываемся к ручному управлению экономикой, несистемным решениям, к усилению роли государства в экономике. Неявно, но мы движемся по этому направлению. Хочется надеяться, что точку невозврата мы еще не прошли. Но тенденции и траектория прослеживаются отчётливо, и это сулит нам серьезные неприятности в будущем, если мы вовремя с этого пути не свернём.

- Каков Ваш прогноз по инфляции?

- Ожидаю в 2016 году инфляцию ниже, чем в 2015 году. Где то около 10% декабрь к декабрю.

- Девальвация?

- По итогам года, в пределах уровня инфляции.

- Потребительский спрос вместе с розничным товарооборотом будет падать?

- Да, думаю, будет снижаться, может быть, даже ускоренными темпами. Ведь в 2015 году пенсии проиндексировали на 11%. А в 2016 году только на 4%. У работающих пенсионеров (это примерно треть от общего числа) пенсия вообще не изменится. Экономика расти не будет, реальные доходы будут снижаться.

- По рынку недвижимости даже если цены не будут падать, то будет некое ожидание того, что они будут снижаться.

- Да. Не думаю, что будет сильный рост цен на недвижимость - в окрестности текущих уровней. Строители, не афишируя, де-факто в реальных сделках, будут предоставлять существенные скидки, рассрочки оплаты покупателям, что является скрытым снижением цен. Цена та же самая, но при рассрочке на год в условиях инфляции - реальная цена недвижимости в итоге будет ниже номинальной.

Занятость и безработица

- Не спросил еще у Вас про занятость и безработицу. Мы славились самым низким уровнем безработицы.

- Да, официально у нас сейчас 5,3% - 5,4% – уровень безработицы.

- За 2015 года у нас уровень немного вырос, но не так катастрофически, как многие ждали. А вот 2016 год?

- Вы понимаете, у нас сейчас на уровень безработицы влияют уже не экономические процессы, а демографические. Мы вошли в полосу, когда у нас ежегодно количество людей, которое достигает пенсионного возраста, в 2 раза превышает количество людей, которое вступает в трудоспособный возраст. Количество экономически активного населения физически каждый год на протяжении 10 лет будет сокращаться. Поэтому даже если не будет экономического роста, темпы снижения объемов производства (а, значит и спроса на рабочую силу) будут ниже, чем динамика сокращения количества трудоспособного населения.

Сельское хозяйство

- Скажите, а стоит ли делать в России ставку на сельское хозяйство, а том мы как-то забываем про эту отрасль экономики? Можно ли на ней хотя бы снизить падение ВВП, занятость увеличить?

- Доля сельского хозяйства в ВВП России меньше 5%. Даже если мы увидим двукратный рост объемов производства в аграрном секторе, то его влияние на общий рост ВВП будет ограниченным. В ближайшее время сельское хозяйство будет чувствовать себя немного лучше, чем раньше, и многие другие отрасли. Но не за сельским хозяйство будущее. Есть объективные экономические закономерности, которые говорят о том, что с определённого уровня достатка (а мы не ушли еще ниже этого уровня) дополнительные доходы населения в меньшей степени идут на покупку продуктов питания. Если ваша семья уже не голодает и рост доходов продолжается, Вы не будете вместо 10 куриных яиц покупать 20 яиц - просто потому, что Вам десяти достаточно. Вы, конечно, можете покупать не простые яйца, а йодированные, которые дороже. Но в целом, с определенного момента времени, спрос на сельскохозяйственную продукцию становится неэластичным по доходам и по цене. В целом по стране показатели бедности пока не «зашкаливают». Поэтому, если цены на продовольствие снизятся в 2 раза, то спрос вырастет, но не в 2 раза.

С этой точки зрения я не верю в сельское хозяйство как локомотив российской экономики. Хотя оно может вносить свою положительную лепту в тот же экспорт, но флагманом не будет. Возвращаться к аграрной экономике, когда весь мир уже в постиндустриальной – это странно. Или надо возвращаться, как минимум, на другом технологическом укладе. А изменить технологический уклад, заниматься модернизацией сельского хозяйства в условиях таких валютных курсов, санкций, инфляции и процентных ставок невозможно. Это означает, что мы можем расти, но экстенсивно, а не интенсивно. Нужно ли это? Не уверен.

- Карэн, спасибо за ваши ответы и интересную дискуссию.

- Спасибо Вам. До свидания.

Беседовал автор проекта «Финик» Алексей Захаров.

Использованы фото с сайтов:

http://onpage.com/

http://kreditfinder.ru/

http://newsliga.ru/

http://skshans.ru/

http://www.ksonline.ru/

Мы в социальных сетях:

Facebook: https://www.facebook.com/finikme

Вконтакте: https://vk.com/finikme

Подписывайтесь на обновления!

  • {$ article_rate $}

Комментарии ({$ comment_list.length $})

{$ comment.user $}

  • {$ comment_rate $}

Ваш комментарий

Где я?

Живой разговор! Интервью, дискуссии и беседы с интересными людьми, в том числе участниками Проекта «Финик»

Курс USD по данным ЦБ РФ

Курс EUR по данным ЦБ РФ



Теги