Продолжаем искать резервы роста производительности труда в России

«Для России главный, узловой вызов - это низкая эффективность… Такой разрыв между уровнем потребления и эффективностью опасен…Сегодняшние темпы роста производительности труда не только не сокращают отставание от лидеров по эффективности. Фактически они означают консервацию однобокой структуры экономики и ее сырьевого характера. Только так (при росте производительности труда в ближайшие годы на 5-6% год - в два раза быстрее, чем сейчас – прим. ред.) мы сможем форсировано преодолеть разрыв в эффективности…возможности для этого есть»

Путин Владимир Владимирович http://www.vestifinance.ru/articles/33454/print

То, что многие инвестиционные форумы, организуемые различными компаниями (в основном с государственным участием), стали «тусовками», нежели реально площадкой для обсуждения насущных экономических проблем – это уже не секрет. Так что в основном на таких мероприятиях делаются только громкие заявления. Тем не менее, еще в рамках предвыборной компании действующего президента России (когда он публиковал статьи в газете «Ведомости») он высказывался на тему роста производительности труда (см. статью «Найти резервы роста производительности труда в России» к цитате В. Путина). Сейчас, когда эти же слова повторяются через полтора года, – это больше похоже на мантру. Снова нужно повышать производительность труда. И для этого есть возможности. Посмотрим, что изменилось с тех пор.

Справедливости ради нужно сказать, что проблема Президентом ставится правильно: отставание России по производительности труда есть, оно значительно, от многих стран-лидеров мы, действительно, отстаем. И дисбаланс «низкая эффективность и высокий уровень потребления» сохраняется. Очевидно, имеется ввиду, что в России производительность труда (определяющая эффективность) низка, а потребление находится на высоком уровне. Другими словами, работаем плохо, а потребляем много. Тут правда, надо сделать оговорку, что потребление это, в основном, импортное (на деньги, получаемые от продажи энергоносителей). Объемы импорта в Россию огромны. Мы очень сильно зависим от импорта. Почему это опасно и почему опасен разрыв между эффективностью и уровнем потребления? Потому, что если однажды произойдет снижение цен не нефть (или произойдут другие события, когда у страны не будет средств для приобретения импортных товаров), то низкая производительность блокирует процесс импортозамещения, сделает его длительным и трудоемким. То есть при невозможности приобретения импортных товаров переключиться на российские будет не очень легко, так как либо они не производятся, либо производятся в очень ограниченных количествах – по причине низкой производительности труда – ситуации, когда выработка в единицу времени очень незначительна. Высокие объемы импорта в Россию – это, по сути, последствия наличия однобокой структуры экономики, о чем и  говорит В. Путин. По мнению Президента, именно низкая производительность труда – основной барьер на пути отхода экономики от сырьевой зависимости. Это значит, что повышать производительность необходимо не ради этой самоцели, а для того, чтобы диверсифицировать экономику, уйти от сырьевой зависимости, уменьшить зависимость от импорта.

Выработку в единицу можно увеличивать несколькими способами, которые, в основном, направлены на интенсификацию производства. Эти способы, которые я бы объединил в несколько групп, и являются резервами роста производительности труда. Первая – технологические изменения, влияющие на интенсификацию производства. Необходимость применения результатов НТП еще никто не отменял. Обновление технологий, техники (машины, оборудование) прямым образом будет влиять на производительность, наряду с применением новых научных разработок и модернизацией производства. Эта группа факторов позволила бы значительно сэкономить на производстве. Буду ли я обновлять производство, внедрять новые технологии в таких условиях, когда наблюдается экономический спад, который начался в четвертом квартала 2012 года, уже после первого заявления Путина на тему производительности труда? Наверное, нет. Если спроса на продукцию не будет, обречены ли инвестиции на невозврат? Скорее да. Но ведь инвестиции все-таки где-то осуществляются? Да, в тех отраслях, где инвестор может более или менее видеть гарантию их возврата. Это отрасли приближенные к государственным структурам (там, где удалось договориться с государством) или те, компании, где руководство само заинтересовано в возврате инвестиций. В первую очередь, это относится к крупному бизнесу. А это все тот же сырьевой сектор. Как можно обеспечить доверие и повысить возможность возврата инвестиций для остального большинства компаний и отраслей? Честная и справедливая судебная система, правоохранительные органы, позиция власти позволит это сделать, как, впрочем, и снижение коррупции и равные условия для всех. Была ли проведена какая-либо работа за эти полтора года нового президентства Путина? Я не видел. Отдельные шаги осуществлялись, но лишь показательно.

Вторая группа способов интенсификации производства связана с организацией самого этого процесса. Организация производства определяется качеством управления, тем, как построена система производства, его иерархия. Это будет определять величину потерь, качество выполнения той или иной операции. Здесь вопрос уже связан с тем, как относится собственник к тому, как организовано производство, а это отношение определяется, в том числе степенью зависимости от бюджетных средств. Зачем мне что-то там совершенствовать, если я получу очередной транш из бюджета, причем контроль за тем, как расходуются средства должным образом не налажен? В такой ситуации о разумной организации производства не может идти и речи. Если я рассчитываю только на себя, сам заинтересован в результатах собственного труда как собственник предприятия, то отношение будет совсем другое. Это, конечно, не означает, что на всех государственных предприятиях организация производства напрочь отсутствует, но, тем не менее, такая особенность прослеживается. 

Третья группа факторов интенсификации связана с качеством человеческого капитала. Перспективы его повышения, думаю, каждый может видеть по тому, что происходит со сферой образования и реформированием РАН. Уровень образования, некорректные пропорции между рабочими специальностями и специальностями умственного труда, низкая квалификация (сеть средних профессиональных учебных заведений разрушается и ее престиж только падает) в конечном итоге влияет на уровень производительности труда, а также на то, что с каждым годом все меньше становится тех, кто знает, может и хочет сделать так, чтобы производительность росла. Непрофессионализм и низкий уровень образования ведет к снижению производительности труда по причине особо безразличного отношения к труду. Здесь, конечно, вопрос уже находится на грани качества воспитания, но сделать «тяп-ляп» сегодня для многих не только не составляет труда, но и входит в норму. За год улучшений замечено не было. Перспектив того, что качество человеческого капитала будет расти, пока нет.

Ну и четвертая группа факторов интенсификации производства предполагает грамотное определение уровня оплаты труда. Эту тему я затрагивал в раках первой статьи. Здесь, как обычно, две точки зрения: нам платят так, как мы работаем, и вторая: мы работаем так, как нам платят. Обе имеют право на существование. Но материальная мотивация – едва ли не для всех основной фактор, определяющий отношение к работе.

По всем позициям каждой группы способов интенсификации производства (а следовательно, и роста, производительности труда) каких-либо качественных изменений не происходило. Поэтому, я придерживаюсь точки зрения, но пока что реальных возможностей увеличить производительность труда в два раза (да хотя бы и в полтора), нет. 

  • {$ article_rate $}

Комментарии ({$ comment_list.length $})

{$ comment.user $}

  • {$ comment_rate $}

Ваш комментарий

Где я?

Анализируя с экономической точки зрения цитаты политиков, мы ищем ответы на вопросы о том, как они видят будущее страны и какова ситуация в экономике в настоящее время.

Курс USD по данным ЦБ РФ

Курс EUR по данным ЦБ РФ



FTCoin

Теги